Корпорация ПАРУС

Новый подход к производственному процессу

22 января 2015 г.

ОАО «Высокие Технологии» (бывший Омский агрегатный завод) славится богатой событиями историей. В настоящее время на предприятии ведутся работы по внедрению проекта комплексной информационной системы, объединяющей функции автоматизации бизнес-процессов, технического документооборота и поддержки жизненного цикла изделий. Этот проект, а также ряд других аспектов использования ИТ на предприятии и стали предметом нашего разговора с исполнительным директором компании Сергеем Малиновским и инженером планово-диспетчерского отдела Татьяной Канюшкиной.

Intelligent Enterprise: Сначала — немного об истории предприятия. Утверждают, что ваш завод – первое промышленное предприятие города. Так ли это?

Сергей Малиновский: Да, так и есть. Наш завод действительно является старейшим машиностроительным предприятием Омска, и ведет свое начало от чугунолитейного, механического завода, основанного в 1901 году датским предпринимателем С.Х. Рандрупом. В ту пору это было одно из самых крупных и передовых предприятий сельскохозяйственного машиностроения Сибири и Дальнего Востока. После революции завод стал называться «Красный пахарь». В первые советские пятилетки был освоен выпуск тракторов и других сельскохозяйственных машин. Но в 1941-м все изменилось. Сюда, на производственные площади, был эвакуирован московский авиационный завод № 20 и образовано единое предприятие. С тех пор мы производим узлы и агрегаты для летательных аппаратов. С началом освоения космоса на базе нашего авиационного производства были созданы мощности по изготовлению ракетной техники. За более чем вековую историю своего существования предприятие завоевало репутацию надежного партнера в области производства и ремонта агрегатов для авиационной и военной техники. Все лучшие авиационные двигатели оснащены топливной аппаратурой и гидравликой Омского агрегатного завода. В работе мы используем современное программное обеспечение Powermill, Mazatrol, Solidworks, «Лоцман», «Парус», «Компас», «Вертикаль», применяем новейшие технические решения.

Какова специфика вашей продукции?

Сергей Малиновский: В настоящее время ОАО «Высокие Технологии» серийно выпускает и ремонтирует агрегаты, обеспечивающие работу маршевых двигателей и их систем, управляющие вспомогательными силовыми установками, создающие и регулирующие давление в силовых гидросистемах и системах охлаждения РЛС современных летательных аппаратов. Особое внимание уделяется повышению уровня надежности и качеству выпускаемой продукции. Приобретены современные высокоточные станки мировых производителей: Mazak и Sodick, Walter AG , высокоточное контрольно-измерительное оборудование фирм Tolуrond и «Лапик», Nikon L.K.V. с возможностью лазерного сканирования, прецизионное шлифовальное оборудование Mitsui Seiki, Studer, Voumard, Reishauer, Estarta, Matrix, Okamoto. Конструкторская мысль не стоит на месте. Улучшаются различные характеристики, корректируются технологические процессы изготовления деталей. Да и сами самолеты и вертолеты модернизируются. Пример тому – оснащение транспортного самолета Ил-476 новыми двигателями. А раз двигатель новый, то и агрегаты для него нужны новые. Так что номенклатура нашей продукции меняется, и довольно активно. ОАО «Высокие Технологии» совместно с разработчиками и изготовителями авиационной техники участвует во многих программах по созданию перспективных летательных аппаратов. К слову, количество разновидностей нашей продукции весьма велико.

Как развивалась информатизация предприятия?

Сергей Малиновский: На предприятии я работаю с 1998 года. Уже в то время были внедрены решения для автоматизации бухгалтерии и деятельности экономической службы. Тогда же нам удалось автоматизировать работу ряда подразделений с помощью систем собственной разработки на базе Microsoft Access и DOS-приложения, некоторые из них эксплуатируются до сих пор. В начале 2000-х мы предприняли попытку внедрения ERP-системы на платформе Microsoft Axapta (сейчас Microsot Dynamics AX). Но она не оправдала наших ожиданий, так как отдача от внедрения этой системы не соответствовала материальным затратам. К тому же, на мой взгляд, мы сами не были морально готовы к серьезной работе по автоматизации производства. В 2005–2006 годах мы внедрили PDM-систему «Лоцман» компании «Аскон» и довольны выбором этого продукта.

Как вы выбирали ERP-систему и как шло ее внедрение?

Сергей Малиновский: По прошествии времени, а именно в 2011 году, мы вновь вернулись к вопросу автоматизации бизнес-процессов. Нужно было найти решение, которое устроило бы три группы пользователей: конструкторов (технологов), производственников, финансистов. К тому моменту нам удалось решить отдельные задачи по автоматизации с помощью продуктов 1С и пакета «Аскон». И все же единой информационной среды не было.

Мы выбирали из таких программных продуктов, как «1С: Предприятие», ERP-система «КОМПАС», «Гольфстрим» компании «Аскон» и «Парус – Предприятие 8». Но только после референс-визита в «Авиационную корпорацию «Рубин», где мы получили ответы на многие вопросы, связанные с автоматизацией производственных и технологических процессов, мы остановили свой выбор на системе «Парус». Что немаловажно, у нас была возможность внедрить ее своими силами, тогда как выбор любого другого продукта, судя по прежнему нашему опыту, требовал привлечения внешних консультантов.

Татьяна Канюшкина: В процессе выбора принимал участие и планово-диспетчерский отдел. Мы сравнивали работу в разных системах, и наше мнение учитывалось.

Сергей Малиновский: Мы поставили перед собой задачу добиться однократного ввода информации в систему за счет использования трех систем: «Лоцман» для управления техдокументацией, «Парус» для управления производственными процессами и продуктами «1С» —для бухгалтерского и кадрового учета. Также мы внедрили еще один программный продукт – Business Studio, своего рода визуальный конструктор, который позволяет описывать происходящие бизнес-процессы и реконфигурировать их. Еще в ходе проекта мы перешли к использованию электронной подписи, что многократно сократило срок согласования многих документов. Тем более что для нужд внутреннего документооборота никаких законодательных препятствий к этому нет.

Как решался вопрос переноса данных и логики из унаследованных приложений?

Сергей Малиновский: На сегодняшний день комплексная информационная система предприятия проходит наладку, и чтобы избежать ошибки, многие задачи, связанные с производственным планированием приходится проверять заново. Но уже в обозримом будущем мы от унаследованных систем полностью откажемся. Все данные будут перенесены в новую систему, и необходимость использовать старые отпадет. Это хорошо понимают и наши специалисты, которые занимаются разработкой и сопровождением этих систем. Мы пытаемся играть на опережение, и у нас это получается.

Важным этапом в проекте стало разделение документов на первичные и отчетные. Функция самописных приложений как раз и сводилась к заполнению разного рода журналов. Все эти данные пришлось анализировать, и оказалось, что их большая часть представляет собой разного рода отчеты, тогда как первичных документов было совсем немного.

Обеспечение прав доступа. Как решается эта задача?

Сергей Малиновский: Да, разграничение прав доступа является серьезной проблемой. Минимизируя затраты, мы экспериментировали с разным ПО, в том числе и с открытым кодом. Однако использование некоторых таких программ создавало проблемы, в частности, с интеграцией. Помимо этого мы озаботились вопросами, связанными с защитой данных, как того требует законодательство. Для этого потребовалась инвентаризация рабочих мест, которая включала описание как аппаратных средств, так и программных. Были установлены роли рабочих мест, в соответствии с которыми выделяются права доступа к различным системам. Этот процесс идет динамически: сначала права даются довольно большие, а затем ограничиваются. Если вдруг ограничение начинает приводить к проблемам, то права возвращаются.

Почему вы не пошли на то, чтобы внедрить мобильные рабочие места?

Сергей Малиновский: В принципе, мы понимаем, что «полевой» работник должен быть оснащен мобильным терминалом. Но пока мобильные устройства, которые представлены на рынке, нас по разным причинам не устраивают. Много проблем связано с обучением персонала, причем не только ИТР, но и рабочих, ведь им придется иметь дело с довольно сложным и вдобавок недешевым устройством. И к переходу со штампа на бумажном документе к нажатию экранной кнопки надо морально подготовиться, на что необходимо время.

При использовании собственных мобильных устройств возникает много вопросов, ответов на которые зачастую нет. Прежде всего, в этом случае практически невозможно добиться ролевой модели построения рабочих мест. По всей видимости, придется компенсировать затраты на мобильную связь, в том числе и в личных целях. Возникает целый ряд сложностей юридического характера, и не все из них легко разрешимы. И наконец, мы не можем заставить приобретать устройства, которые удобны нам, но скорее всего будут дороже, чем те, что выбирают они сами.

Татьяна Канюшкина: Со временем мы придем к использованию мобильных устройств, без них невозможно полностью отказаться от бумажных документов. С другой стороны, наши требования, как оказалось, довольно противоречивы. Скажем, смартфон неудобен из-за маленького экрана, планшеты же редко оснащаются хорошими камерами. В результате задача сканирования маршрутного листа усложняется. Есть проблемы и с беспроводной связью, так как цеха насыщены металлическими конструкциями.

Как быть с тем, что персонал на многих машиностроительных предприятиях весьма, что называется, возрастной? Какие коррективы это вносит в процесс информатизации? Как готовить и удерживать новые кадры, в том числе ИТ-специалистов?

Сергей Малиновский: Мы активно готовим новые кадры. У нас уже работает много молодежи. На предприятии действует учебно-производственный центр высоких технологий машиностроения. Его цель – создание связи между средним общим и профессиональным образованием, между школой, ПТУ, вузом и производством. Буквально в соседнем подъезде располагается кафедра ОмГТУ. Этот вуз готовит для нас специалистов по программе целевого обучения. На данный момент таких студентов без малого шестьдесят человек. Отправляем мы специалистов и на учебу за рубеж. Мы понимаем, что кадры надо готовить, и выделяем на это средства. Для руководства это приоритетная статья расходов, даже более приоритетная, чем закупка нового оборудования. Одним словом, кадры надо выращивать. В том числе и ИТ-специалистов. А удерживать их нужно мерами как материального, так и морального стимулирования. Но это действительно непросто. Не буду скрывать, проблема с ИТ-кадрами у нас есть. Бывали случаи, когда она стояла остро и выносилась на уровень высшего руководства. И если своих специалистов не было, приходилось обращаться к услугам внешних компаний, что могло обходиться дороже.

Татьяна Канюшкина: У нас есть оборудованный учебный класс. Был составлен график, и проводилось обучение уже работающего персонала предприятия. В определенное время мы собирали сотрудников и не просто показывали им, как надо работать с теми или иными программами, а добивались того, чтобы они проделывали необходимые процедуры самостоятельно. Но этого было мало, и обучение мы продолжали на рабочих местах. Ведь часто случалось, что в классе все получается, а при самостоятельной работе на месте возникают вопросы. Были и такие, которые не умеют обращаться с мышкой или катастрофически боятся что-то сломать, особенно среди людей старшего возраста. Но обучались и они и в настоящее время вполне успешно работают.

А как вы смотрите на использование облачных сервисов?

Сергей Малиновский: Пока довольно скептически. Возможно, из-за недостатка информации. Большие вопросы вызывает все то, что связано с защитой информации. И тут мы не одиноки. Причем у нас все усугубляется тем, что приходится защищать всякого рода ноу-хау, в том числе и чужие. У нас многие станки оснащены датчиками перемещения, и здесь уже требуется обязательное согласование с производителем. Тем не менее нам все же придется смотреть в эту сторону. Мы являемся серийным заводом, собственного конструкторского бюро у нас нет. А наши смежники активно используют профессиональное ПО — САПР и PLM/PDM. Оно чрезвычайно дорогостоящее, и приобретать полноценную лицензию на него нам нецелесообразно. И в этом случае аренда такого ПО с оплатой фактического использования для нас будет выходом.

Что вы получили от внедрения системы «Парус»?

Сергей Малиновский: Главный результат состоит в том, что объемы производства растут на 12,5% в год при той же численности персонала. Появилась также возможность внедрить целый ряд других важных проектов, например автоматизированных кладовых, которые выдают заготовки, оснастку и инструмент.

Татьяна Канюшкина: При планировании выпуска деталей необходимо знать объемы незавершенных изделий. Раньше на это уходило много времени, но не зная этого объема, нельзя сформировать сменное задание. Теперь ситуация изменилась, мы можем полноценно отслеживать время выполнения задания.

То же самое относится и к разрыву партий – разнице между запланированным и реальным количеством деталей. Увы, от форс-мажора или всяческого рода аварийных ситуаций, например поломки инструмента, никто не застрахован. Использование новой системы позволяет если не полностью разрешить такие актуальные проблемы, как недозагрузка мощностей и дефицит определенных деталей или узлов, то по крайней мере снизить их остроту. Стало также возможным определять оптимальный размер партии деталей. Чем меньше объемы, тем выше трудоемкость, причем зависимость тут довольно сложная. Раньше это приходилось делать на глазок. Естественно, это далеко не все задачи, решение которых упростило нам жизнь.

Вы довольно активно используете СПО-продукты. С чем это связано?

Сергей Малиновский: Это наша политика. Мы давно взяли курс на лицензионную чистоту, но бюджет все же ограничен. К тому же многие задачи по созданию и редактированию документов вполне успешно решаются и в бесплатном LibreOffice. С его помощью можно прочитать документы, которые выдают системы «Парус», «1С» и «Аскон». Однако для поддержания обмена документами с внешним миром необходим уже Microsoft Office, а использование других продуктов приводит к разного рода сложностям и неудобствам.

Какие задачи по автоматизации планируются на ближайшую перспективу?

Сергей Малиновский: Прежде всего — полное завершение проекта внедрения КИС. В принципе мы закрыли практически все участки нашей производственно-экономической деятельности, теперь стоит вопрос масштабирования. Пока много проблем связано с обеспечением технологических процессов по одному агрегату. В идеале хотелось бы сделать так, чтобы при переконфигурировании бизнес-процесса в Business Studio автоматически менялся весь пакет документов. Или чтобы вновь пришедший к нам на работу получал некое руководство, где детально расписано, как все функционирует.

Intelligent Enterprise, Декабрь 2014г.