Корпорация ПАРУС

Новогодние подарки

Олег СЕДОВ, Intelligent Enterprise № 1, Январь 2003 г.

Российские производители финансового ПО об изменениях в законодательстве в этом году и том, как они скажутся на предлагаемых рынку решениях.

Каждый год в России принимаются новые законы, которые так или иначе влияют на бизнес компаний. О том, какие изменения ожидают нас в этом году, каковы их последствия и как они будут отражены в различных решениях, предлагаемых на рынке, мы попросили рассказать представителей отечественных компаний — производителей финансово-экономического ПО.

Владимир Веселовский, менеджер по производству программных продуктов «Корпорации ПАРУС»

IE: «Корпорация ПАРУС» специализируется на поставке программных решений для государственных учреждений. Какие изменения в законодательстве произошли в данной области?

Владимир Веселовский: С точки зрения изменений в законодательстве, влияющих на нашу работу, этот год более спокойный, чем ожидалось. Министерство финансов с 1 января 2003 года планировало выпуск новой инструкции, которая меняла многие подходы и принципы ведения бухгалтерского учета в государственных структурах. Это связано в первую очередь с исполнением бюджета. На сегодняшний день существуют две разные инструкции по ведению бухгалтерского учета. Одна регламентирует работу обычных бюджетных организаций: школ, больниц, поликлиник и т. п., которые тратят бюджетные деньги. Другая — финансовых органов бюджетных организаций, основная функция которых — исполнять бюджет, собирать доходы, распределять, финансировать.

Сейчас эти функции регламентируются разными инструкциями, что рождает множество методологических проблем, особенно в свете решений о переходе на казначейскую систему исполнения бюджета.

Существуют две схемы исполнения бюджета: классическая и казначейская. Классическая подразумевает, что бюджетные учреждения открывают расчетные счета в банках. Если организации нужны деньги, то это утверждается, согласуется, и готовится документ на получение денег на определенные нужды. Потом эти суммы зачисляются на расчетные счета в банках. Как в любой организации, платежи передаются в банк, наличные деньги берутся из банка, организация отчитывается по этим тратам, в том числе и в разрезе целевого использования этих средств. Но классическая схема не позволяет контролировать целевое использование бюджетных средств по факту их использования, так как контроль ведется на уровне отчетности после совершения сделки, когда деньги уже потрачены.

Бюджетный кодекс, вышедший три года назад, говорит, что исполнение бюджета может быть только казначейское. Казначейская схема признана практически во всем мире более эффективной. Она подразумевает, что бюджетная организация не открывает своего расчетного счета в банке, а открывает его другая организация, функции которой сводятся к казначейской. Она открывает единый счет на себя, а на каждое обслуживаемое учреждение — лицевые счета.

Бюджетная организация работает с казначейством так же, как она работала бы с банком. Разница в том, что никакого физического движения средств не происходит. Лицевые счета — это фиктивный аналитический учет, который осуществляет казначейство. На самом деле все деньги хранятся на едином расчетном счете, который контролируется казначейством.

Если учреждение приносит платежку на перечисление каких-то средств, например, за программные продукты, то в случае классической схемы банк проверяет только наличие необходимой суммы на счете. А казначейство контролирует наличие этой суммы в разрезе кодов бюджетной классификации. И даже если есть остаток средств на лицевом счете, но не на тот код, с которого можно тратить деньги на программные продукты, то этот платеж просто не пройдет.

IE: Насколько эта схема реализована в настоящее время?

В. В.: Я думаю, что процентов на 90. Три года назад был введен Бюджетный кодекс, согласно которому исполнение бюджета осуществляется только по казначейской схеме. Устанавливались сроки переходного периода по исполнению как федерального бюджета, так и бюджетов субъектов федерации и муниципальных образований.

Кроме того, кодекс ввел схемы исполнения бюджета. У местных органов власти было два варианта: либо создавать собственное казначейство и казначейскую систему исполнения собственного бюджета, либо переходить на обслуживание в федеральное казначейство, которое находится на этой же территории. Таким образом, на всей территории России существуют федеральные казначейства, и федеральный бюджет уже полностью перешел на казначейскую систему. В Москве с 1 декабря все учреждения работают по казначейской системе.

IE: Можно ли уже говорить о каких-то результатах?

В. В.: Я думаю, нужно подождать, пока пройдет достаточно длительный период успешной работы, чтобы можно было оценить эффективность изменений. Ведь предполагается, что казначейская система повышает эффективность исполнения бюджета.

IE: В связи с принятием нового Бюджетного кодекса какие были сделаны изменения в программных продуктах «ПАРУСа»?

В. В.: Было реализовано взаимодействие с казначейством. Дело в том, что в казначейской системе аналитический учет увеличивается в сотни раз. Вместо одного расчетного счета мы ведем как будто пятьсот. Соответственно объем работ и цифр, который надо контролировать, увеличивается несоизмеримо. И с самого начала никто не отрицал, что введение казначейской системы невозможно в отрыве от автоматизации. Иначе учет просто физически невозможен. Поэтому казначейству необходимо получать и отдавать всю информацию, весь документооборот, как минимум дублируя его электронным документооборотом. Одно дело, когда поступает платежка с суммой для перечисления и банк ее проводит. И другое дело реестр, который все это расписывает во внутрибюджетной классификации. Это огромный объем работы.

Пока идет дублирование электронного документооборота. Полностью перейти на него — пока только пожелание. Все упирается в использование электронно-цифровой подписи. В бюджетном процессе довольно серьезный документооборот.

Кроме того, сделанные изменения были связаны с тем, чтобы можно было достаточно эффективно взаимодействовать с различными казначейскими программами. Это касается и федеральных, и многочисленных местных бюджетов.

IE: Можете ли Вы назвать поставщиков подобных казначейских программ?

В. В.: Это фирмы, занимающиеся автоматизацией местных казначейств, потому что все федеральные автоматизируются бесплатно при помощи программ, которые разрабатывают по заказу Минфина. Наиболее известные — НПО «Криста», КЦ «Система», «Овионт», BSS.

IE: Как правило, в государственных организациях работают люди с довольно скромными зарплатами. Их квалификация и профессиональный уровень порой оставляют желать лучшего. В связи с этим были ли проблемы при переходе на казначейскую систему?

В. В.: Они не просто были, они есть. Мы начали нашу беседу с того, что ожидались большие изменения в законодательстве. Сегодня есть огромные методологические проблемы, причем как теоретически решенные, так и те, что еще не решены. От Минфина ждали очень крупных изменений с первого января следующего года. Но этого не случилось — я думаю, что Минфин просто не успел.

IE: Известны ли случаи, когда законы и поправки принимали задним числом?

В. В.: В данном случае это была бы просто катастрофа. Ежедневный объем операций, который проходит в казначействе, — это огромные суммы и цифры. Если бы казначейство проработало неделю по одним правилам, а потом бы нам сказали, что что-то поменялось... Вернуть эту неделю в масштабах исполнения бюджета страны просто нереально.

Да и в Минфине, когда поняли, что не успеют до 1 января опубликовать инструкцию, то приняли решение отодвинуть этот срок еще на год. Кроме всего прочего, можно будет опубликовать инструкцию в начале года и устроить более широкомасштабное обсуждение. Это ведь даже не переход на новый план счетов в бухгалтерии, который не меняет методологию учета, — были одни счета, а стали другие. Бюджетная инструкция меняет сами принципы. Она подразумевает, что доход в бюджет может быть у многих учреждений, а не только у финансовых органов. Например, если меня в лесу оштрафовал лесник за разведение костра в неположенном месте, то это доход бюджета. Сейчас этот доход отражается в бухгалтерском учете финансового органа, на чей расчетный или лицевой счет перечисляется сумма штрафа. По новой инструкции лесничество будет отражать этот доход бюджета в своей бухгалтерии.

IE: А ИТ-компании в этом обсуждении будут участвовать?

В.В.: Да, это одно из требований Министерства финансов — в обсуждении любой методологии учета должны участвовать ведущие ИТ-компании. Даже если какие-то документы по заказу Минфина разрабатывает некая третья компания, например, профильный НИИ, то в числе экспертов, участвующих в приемке работ, должны быть и представители ИТ-компании. Я считаю, это совершенно нормальный подход, который позволяет избежать многих ошибок в законодательстве.

 

Борис Нуралиев, директор фирмы «1C»

Борис Нуралиев: На мой взгляд, самое позитивное новшество этого года — 26-я глава Налогового кодекса. Ее вторая часть вводит с 1 января 2003 года упрощенную систему налогообложения, а часть третья — единый налог на вмененный доход. В соответствии с частью 2 главы 26 маленькое предприятие может перейти на упрощенную систему налогообложения и вместо обычных «больших» налогов — НДС, налога на прибыль, единого социального налога — платить только один-единственный налог. Это или 6% от дохода (считай, от оборота), или 15% от прибыли.

По моим представлениям, хорошее рентабельное предприятие может заплатить 10% от дохода и оставаться при этом конкурентоспособным. Это вполне божеский налог, «десятину» платили со средних веков и не сильно роптали. Единственное ограничение — упрощенная система действует только для очень небольших предприятий, с численностью работающих до 100 человек и оборотом до 15 млн руб. Но многие предприятия можно раздробить на более мелкие — лишь бы 75% в них принадлежало частным лицам. Понятно, что тогда хозяину придется записать на себя или еще кого-то, например, 132 предприятия, но это будет уже вопрос собственности, а нарушений законодательства здесь нет.

IЕ: А как на это посмотрят различные проверяющие органы, которых порой бывает не счесть?

Б. Н.: Понятно, что придраться можно и к фонарному столбу. Можно «на- ехать» чисто силовыми методами, можно прислать налоговую полицию, но они будут копать там, где ничего нет. А это уже для властей не очень комфортно, они сами в такой ситуации становятся нарушителями, и понятно, что рано или поздно такие «наезды на ровном месте» они себе позволить больше не смогут. Поэтому если к закону не придумают никакого «довесочка», который сведет на нет все эти замечательные начинания, то многие будут переходить на «упрощенку». Потому что в отличие от 25-й главы Налогового кодекса, которая была ориентирована в первую очередь на улучшения для ресурсодобывающих компаний, введение главы 26 может улучшить положение многих налогоплательщиков.

IE: А о чем идет речь в третьей части этой главы?

Б. Н.: О едином налоге на вмененный доход (ЕНВД). Он принят во многих регионах России. Это что-то аналогичное патенту, только патент выдается на предприятие в целом, а налог на вмененный доход — это, например, фиксированная сумма на каждого мастера в парикмахерской, на каждый квадратный метр в небольшой торговой точке или на каждый автомобиль транспортной фирмы. При этом оборот или прибыль предприятия на налог не влияют. Уплату такого налога очень просто контролировать, и если ты «левую» комнату к магазину не пристроил и не нанял мастера «вчерную», то всегда чист перед законом.

IE: Насколько я знаю, подобные нововведения уже опробованы в ряде регионов?

Б. Н.: ЕНВД во многих регионах введен, но в части из них местные власти одновременно ввели какие-то бешеные коэффициенты, которые сделали эту форму налогообложения невыгодной. Поэтому основной позитив третьей части главы 26 в том, что она эти коэффициенты ограничивает сверху. Понижать их регион может, а вот повышать — нет. Таким образом, станут невозможны случавшиеся раньше ситуации, когда, к примеру, в паре регионов «завернули» такой коэффициент, что парикмахерские просто работать не смогли.

Правда, Москва и Санкт-Петербург отказались от этого налога. Видимо, столичные чиновники подсчитали, что в казну города поступит мало денег, да и давить на предприятия будет сложнее, потому что налоговых ухваток не останется.

Кроме того, важные изменения ожидаются по ПБОЮЛ. Ведь их, предпринимателей без образования юридического лица, больше, чем предприятий и организаций. И это нормально.

IE: В связи с изменениями в законах какие изменения и дополнения ожидаются в ваших программных продуктах?

Б. Н.: Эти изменения коснулись практически всех экономических программных продуктов «1C». Мы выпустили за 70 долл. базовую версию «Бухгалтерии» специально для упрощенной системы налогообложения. Поэтому теперь мы одновременно поставляем и поддерживаем две базовые версии программы — для общего режима налогообложения и для упрощенного. Кроме того, мы внесли изменения и в конфигурацию «1С: Бухгалтерия версия ПРОФ», в сетевую версию и в другие программы, так что теперь они тоже поддерживают ведение общей и упрощенной системы налогообложения.

Для ПБОЮЛ мы выпустили специальный продукт «1С: Предприниматель», который поможет не только рассчитывать налоги и сдавать отчетность, но и реально автоматизировать и облегчить их деятельность. Ведь учет у ПБОЮЛ не очень простой, для того, чтобы воспользоваться положенными налоговыми вычетами, его надо очень скрупулезно вести, а высококвалифицированных специалистов часто не хватает.

IE: В последние годы на рынке наблюдалась некая тенденция к укрупнению бизнеса. В связи с тем, что малым предприятиям будут сделаны налоговые послабления, следует ли ожидать обратного процесса?

Б. Н.: Эти тенденции всегда весьма противоречивы. Какие-то бизнесы укрупняются, какие-то мельчают и рассыпаются на совершенно крошечные. Это зависит от отрасли, от конкретных установок бизнеса. Например, в автомобильной индустрии США в начале прошлого века были десятки компаний — «Додж», «Студебекер», «Плимут». Сейчас этот бизнес укрупнился до предела, осталась «большая тройка» с огромным отрывом от остальных конкурентов. А параллельно только вокруг этих автомобильных гигантов появилось огромное количество мелких бизнесов — производство комплектующих, сервис, тюнинг, дилеры. Я вообще верю во многие бизнес-тенденции, но наиболее правильной мне кажется тенденция франчайзинга, на нее я возлагаю большие надежды.

Для обеспечения налоговых послаблений бизнес будет дробиться условно, только на бумаге. А на самом деле он будет оставаться в тех же самых руках. Да и сейчас зачастую бизнес раздроблен только на бумаге. И эта тенденция вовсе не исключительно российская. Сейчас подписываешь контракт на поставку с какой-нибудь американской компанией и видишь, что у нее отгрузка идет с ирландской фирмы, платить надо на счет в Германии и т. д., — т. е. крупные западные компании тоже имеют много юридических лиц.

IE: Как правило, все законодательные изменения у нас выходят в спешке и чуть ли не задним числом. Как было в этом случае?

Б. Н.: Саму 26-ю главу приняли еще летом, а вот разъяснения к ней запаздывали. Но Налоговый кодекс вызывает уважение тем, что при массе замечаний и противоречий это документ прямого действия. Ведь раньше было как: выходил закон, а к нему подзаконные акты, инструкции. В результате закон для работы ничего конкретного, кроме общей идеи, не давал. А Налоговый кодекс — это документ прямого действия, именно его и надо применять, и если ко мне налоговая инспекция будет придираться, то я именно с ним и пойду в суд. А все остальное, что МНС пишет в этой связи, — только рекомендации. Мы считаем, что этим рекомендациям лучше следовать, потому что основная масса обычных предприятий не может себе позволить вступать в конфронтацию с налоговыми органами. Но это мы так считаем. А фирма может и собственную систему налогового учета разработать, лишь бы эта система соответствовала Налоговому кодексу.

IE: Значит, проблем с переходом на новый, упрощенный налоговый учет не будет?

Б.Н.: Проблем много. Есть противоречия в самом Налоговом кодексе, понять, что депутаты в нем написали, не всегда - возможно. Ведь Дума в отличие от министерства — коллегиальный орган. Один депутат свою формулировку «продавил», потом другой что-то от себя добавил. Получается, как в мультфильме «Трое из Простоквашино» письмо подписывали: «Ваш сын дядя Шарик».

Очень сложно в переходный период, документы разных ведомств начинают противоречить друг другу. Но подготовиться к этому можно — мы же подготовились. Конечно, лучше бы и эти изменения за год принимали, а не в пожарном порядке — последние поправки в главу 26 были реально опубликованы 4 января, а следовать им надо было уже с 1 января.

Однако еще одно достоинство Кодекса в том, что поправки в него вносятся федеральным законом, а не ведомственной инструкцией, а такой текст не может быть тайным до самого момента выхода в свет. Мы заранее готовили изменения в программах, корректировали проектные решения по мере прохождения чтений законопроекта в Думе и утверждения в Совете Федерации. Поэтому после опубликования нам понадобился день на сверку подписанного Президентом РФ текста с ранее имевшимися вариантами, после чего мы начали предоставлять обновления программ пользователям силами наших франчайзинговых организаций.

IE: Борис, в своих выступлениях в конце года Вы делали акцент на сравнение нынешней ситуации с тенденциями 1997 года. С чем это связано?

Б. Н.: И внешняя ситуация, и многие статистические тенденции сейчас напоминают ситуацию 1997 года, разумеется, с поправкой на выросшие объемы. Денег у населения все больше, экономика расслаблена нефтяными сверхприбылями, растет личное потребление (например, продажи компьютерных игр резко поднялись). Одновременно замедляется рост некоторых технологичных (недобывающих и несырьевых) производств.

Один из сценариев развития, который не я придумал, гласит, что американцы посадят в Ираке вместо Хусейна своего человека, раскрутят нефтяные скважины и цена на нефть упадет. До дефолта в России, может быть, и не дойдет, но денег в стране и в бюджете станет заметно меньше.

Я вообще считаю, что неправильно строить экономику страны вокруг одних только ресурсодобывающих отраслей — подлинный престиж и движение вперед обеспечивают современные высокотехнологичные производства, в том числе и наша с вами ИТ-индустрия.

IE: Большое Вам спасибо за интервью и удачи в новом году.

Лариса Полякова, начальник отдела аналитического сопровождения корпорации «Галактика»

Лариса Полякова: Наши программные продукты поддерживают законодательство не только России, но и Белоруссии, Украины, Казахстана, Молдавии, Узбекистана. И те законодательные новации, которые иногда в России воспринимаются как неожиданные, бывает, уже обкатаны на других республиках и регионах или, наоборот, — те законодательные изменения, которые уже введены и стали привычными в России, вводятся затем и в других регионах. Так, уже привычный для Российской Федерации персонифицированный учет с первого января 2003 года вводится в Белоруссии. Кроме того, в Белоруссии в 2003 году начнется переход на новый план счетов — то, что в России уже произошло в 2001 году. Список можно продолжить.

IE: В этих республиках изменения в законах принимаются так же неожиданно, как в России?

Л. П.: Безусловно. В этом законодатели удивительно постоянны. Хотя в России сейчас наметилась иная тенденция — есть периодические изменения форм отчетности, приуроченные к очередному сроку ее представления, например, новые формы отчетности по доходам физических лиц (1-НДФЛ, 2-НДФЛ), новые формы персонифицированного учета, представляемые в Пенсионный фонд, новая форма налоговой декларации по ЕСН. Есть и новая категория документов — долгожданные нормативные акты. К таким прежде всего следует отнести «Методические рекомендации по применению главы 25 «Налог на прибыль организаций» части второй Налогового кодекса РФ». Они введены приказом МНС 20 декабря 2002 года, т. е. буквально за несколько дней до окончания налогового периода.

IE: Как эти экстремальные изменения переживает система «Галактика»?

Л. П.: Система «Галактика» как программный продукт оказалась подготовлена даже к такому серьезному испытанию, как изменения в налоговом учете. По большому счету в начале года нам ничего глобально не пришлось достраивать. Поскольку система налогового учета не формализована и предприятие имеет право строить его как пожелает, мы даем пользователям просто настраиваемый конструктор, чтобы дальше этот учет можно было выстроить в соответствии с выбором предприятия, используя привычные для пользователей системы средства: ведение нескольких учетных методов для учета амортизируемого имущества, ведение учета в нескольких учетных регистрах, настройка типовых хозяйственных операций (ТХО) для формирования записей в нескольких регистрах от одного первичного документа, возможность настройки пользовательских отчетов.

Вместе с тем в «Галактике» есть и пример готовой системы налоговых регистров, разработанных