Корпорация ПАРУС

ИТ в шоколаде

Элеонора ЕРШОВА, Cnews, Апрель 2003 г.

Решение об автоматизации рано или поздно принимает для себя большинство крупных предприятий. Однако есть отрасли, первыми примерившие к своим бизнес-процессам “высокотехнологическую оболочку”. И для них ИТ давно являются отраслевым стандартом де-факто. При этом существует целый ряд промышленных направлений, чья роль в популяризации высоких технологий для своих производственных процессов пока достаточно скромна. Столь различная степень проникновения автоматизации в производственный бизнес связана как с возможностями отрасли и ее отдельных предприятий для инвестирования в ИТ, так и с наличием (или отсутствием) отраслевых решений, ориентированных на конкретную сферу экономики. Очередным объектом рассмотрения CNews.ru стал ИТ-проект на кондитерской фабрике им. Крупской в Санкт-Петербурге.

Длительное время в России лидирующими направлениями в сфере внедрения ИТ-технологий остаются банковская, нефтяная и газовая отрасли, транспорт. Но уже сегодня нельзя не заметить оживления на рынке “аутсайдеров автоматизации”, к которым привыкли относить отечественную легкую и пищевую промышленность и сектор малого и среднего бизнеса (если говорить о размерах автоматизируемого объекта). В проектах подобного рода заинтересованы сегодня как российские разработчики софтверных решений, так и зарубежные производители “тяжелого” ПО. Больше проектов — хороших, разных и не очень крупных — такова на сегодняшний день тенденция российского рынка промышленной автоматизации.

Темпы развития пищевой промышленности

Источник: Госкомстат РФ

Пищевики уходят из аутсайдеров

Представитель CNews. ru побывал на предприятии, реализовавшем первый этап проекта, наиболее полно отражающего вышеописанную тенденцию. На основе программного обеспечения “Корпорации ПАРУС” была автоматизирована часть бизнес-процессов одного из инновационных лидеров среди предприятий российской кондитерской отрасли — Петербургской кондитерской фабрики имени Н. К. Крупской. Стоимость первого этапа реализованного проекта составила 100 тыс. долл.

Проект примечателен рядом своих особенностей. Прежде всего — предприятие вело внедрение программных продуктов “ПАРУСа” силами собственного ИТ-подразделения. Другой особенностью проекта стало то, что кондитерское производство — сфера, ранее непривычная даже для самого поставщика ПО — “Корпорации ПАРУС”. И до сегодняшнего дня говорить о наличии отраслевого решения компании, ориентированного на кондитерское производство, пока не приходилось.

“Рынок пищевой промышленности мы никогда не рассматривали для себя в качестве основного, — рассказал в интервью CNews. ru президент “Корпорации ПАРУС” Александр Карпачев. — Примерно из $4-4,5 млн., приходящихся на корпоративный сектор “ПАРУСа”, самая существенная доля среди наших заказчиков принадлежит нефтяным компаниям — это порядка 45-50%”.

Нефтяной рынок действительно узнаваем в общей картине дохода “ПАРУСа”. А рынок пищевой промышленности в целом, по словам г-на Карпачева, выглядит на этом фоне пока достаточно скромно — в пределах 7%.

Тенденции роста объемов производства кондитерской продукции

Источник: Госкомстат РФ

После анонса первого проекта в кондитерской отрасли “ПАРУС” надеется на постепенный рост числа заказчиков в этой сфере. “Объявив об успешной реализации проекта на фабрике им. Крупской, мы бы хотели (и имеем возможность) в течение ближайших двух лет примерно удвоить доходы от проектов в пищевой отрасли”, — предполагает г-н Карпачев.

Специфика “пищевого” ПО: “пиво” ближе к “молоку”

Базовая функциональность программных продуктов “ПАРУСа” достаточно широка. В ней есть целый ряд блоков, которые совершенно не нужны для пищевой отрасли, но являются критически важными для других отраслей, например, для той же “нефтянки”: это специфика учета текучих горюче-смазочных материалов, фондовые отделы нефтебаз, планирование отдачи от скважин и т. д. Наряду с общими признаками этих отраслевых решений имеется большое количество программных наработок, сделанных под конкретного клиента.

“В отличие от “нефтянки”, пищевая промышленность — это отрасль с совершенно не похожими друг на друга видами производства, — говорит руководитель “ПАРУСа” — Процесс производства мясной продукции ничем не напоминает производственный процесс на молокозаводах: “пиво”, например, ближе к “молоку”, а “кондитерка” отличается — как от того, так и от другого.

Место пищевой промышленности среди других отраслей по числу организаций, имевших процессные инновации

Источник: Госкомстат РФ

Проблемы существуют в каждом разделе учета управления пищевым и кондитерским предприятием. Что касается планирования затрат, то наиболее ярко специфика выражается в учете управления запасами. Это связано с большим количеством импортного сырья, используемого при производстве, учетом различных сроков годности ингредиентов, спецификой их переработки, определенными санитарными нормами, и т. п.

Еще один нюанс, характерный для “пищевиков”, — высокие требования к обеспечению персонала медсправками о прохождении медосмотров, сделанных прививках, получении допусков к работе.

Общие (капитальные и текущие) затраты на процессные инновации в пищевой промышленности

Источник: Госкомстат РФ

Несмотря на специфику “кондитерки”, в ее автоматизации в целом используются принципиально те же функции управления — планирование, бюджетирование, логистика, бухучет и отчетность, при этом каждый из модулей имеет свою яркую отраслевую окраску. “Сотворить разработчикам подобное ПО, не внедряя систему в отрасли, а просто сидя в кабинете, — невозможно”, — уверен г-н Карпачев.

Осознанный риск

Внедрение информационной системы на предприятии происходило не без проблем, типичных для большинства автоматизируемых предприятий. По словам Любови Ивановой, заместителя генерального директора фабрики им. Крупской по экономическому развитию, сотрудникам службы информационных технологий приходилось преодолевать сопротивление сотрудников, бороться с их привычками к работе по принципу “как делали раньше”. Однако когда стало ясно, что инновации улучшают результат работы и упрощают ее процесс — автоматизация каждого следующего участка работы стала проходить с большей готовностью к изменению сложившейся практики.

Начальник отдела информационных технологий фабрики Сергей Буховенко без тени юмора рассказывает, что в проекте присутствовали три важнейших фактора, влияющих на успех проекта: “поддержка высшего руководства, поддержка высшего руководства и еще раз поддержка высшего руководства”.

“Инновационный” шоколад

Кондитерскую фабрику им. Крупской, существующую в Петербурге еще с 1938 года, жители северной столицы знают и любят. С 1996 года предприятие является закрытым акционерным обществом. Помимо основной специализации — производства шоколада и шоколадных конфет, фабрика является единственным в Северо-Западном регионе специализированным “переработчиком” какао-бобов и поставщиком шоколадных масс для пищевых и кондитерских предприятий. Сегодня предприятие производит более 150 наименований вкусных и красочно оформленных кондитерских изделий. Производственная мощность фабрики составляет 20 тыс. тонн кондитерских изделий в год или свыше 100 тонн сладкой продукции в сутки. Шоколадная линия способна в сутки вырабатывать до 14 тонн одного сорта шоколада. Ежегодно на фабрике разрабатывается до 10 новых сортов продукции.

Репутация инновационного лидера кондитерской отрасли закрепилась за этим предприятием давно. Готовясь к анонсу результатов первого этапа автоматизации, представители “ПАРУСа” отыскали в каталоге Ленинской библиотеки книгу, изданную в 1957 году: “Кондитерская фабрика им. Н. К. Крупской. Опыт новаторов производства”. Похоже, эта находка стала сюрпризом даже для генерального директора фабрики Нины Ильиничны Степановой, пришедшей на это предприятие еще в 1953 году. Но факт остается фактом — тенденции новаторства доминируют на фабрике не первый день.

В конце 2002 года система менеджмента качества (существовавшая на фабрике с 1999 года и определяющая эффективную организацию процессов от выбора поставщика до оценки восприятия продукции конечным потребителем) была приведена в соответствие с требованиям ИСО 9001:2000. Это было подтверждено сертификатом Системы ГОСТ Р и международным сертификатом IQNet, признаваемым в 32 странах.

Путь к информатизации фабрика начала в 1996 году: все подразделения и два магазина включены в локальную сеть, идет постоянное обновление устаревшей техники и программного обеспечения.

Стоит отметить, что генеральный директор фабрики им. Крупской Нина Степанова является вице-президентом Российской Ассоциации предприятий кондитерской промышленности (АСКОНД), на съездах которой неоднократно поднимался вопрос о том, где в кондитерской промышленности применяются автоматизированные системы, как используются и кто их производит. Поэтому фабрика была заинтересована в позитивном имидже не только среди производителей конфет, но и с точки зрения внедрения инновационных разработок.

Раньше, в эпоху “лоскутной автоматизации” предприятия, каждая задача требовала своего ввода. И когда появилось 30 задач для ввода информации, стало ясно, что старая система с ними просто не справляется. Автоматизированная бухгалтерия работала в DOS, авторство этого продукта принадлежит программистам фабрики. Часть ПО разработали для нее специалисты “Рубина”.

Как рассказал CNews. ru заместитель генерального директора фабрики по ИТ Александр Сергеев, предприятие делало оценку различных автоматизированных систем. “Мы сразу отбросили “1С” — этот продукт ориентирован на мелкий бизнес и не подходит нам по уровню обработки информации, — рассказывает он. — Ближе всего к нашим потребностям оказался “ПАРУС” (мы говорим о версии 8). На первом этапе было автоматизировано 57 рабочих мест, стоимость каждого из них — $700”.

Закупка, склад, реализация, — эти направления работают уже год. В опытной эксплуатации сейчас находятся бухгалтерия, финансы, технико-экономические показатели. Получена лицензия на “Зарплату-кадры”, обсуждается возможность создания отдельного модуля — “Медицина”.

По словам г-на Буховенко, внедрением продуктов “ПАРУСа” начинали заниматься два сотрудника ИТ-службы фабрики. Остальные поддерживали работу старых программ. “На первом этапе внедрения были серьезные трудности, — вспоминает он. — Мы приняли решение делать проект сами. И, казалось тогда, взяли на себя больше, чем смогли унести”. Главная причина, побудившая специалистов фабрики заняться самостоятельным внедрением, разумеется, экономическая: предприятие стремилось удешевить проект, не тратить больше средств на то, что можно сделать самостоятельно.

“Конечно, процент успеха внедрения своими силами подобных систем крайне низок — и в России, и за рубежом, конечно, мы шли на риск, — утверждает г-н Буховенко. — С другой стороны, мы смотрели на ситуацию более реалистично, чем многие предприятия. Чаще заказчики впадают в другую крайность: они полагают, что достаточно купить ПО и внедрение — и им “на блюдечке” принесут работающую систему”. Внедрение обходится предприятиям дороже самого ПО. Многие вложения оказываются невостребованными. Г-н Буховенко считает, что зачастую после того, как консультанты заканчивают свою работу — перенять их знания и опыт на предприятии бывает некому. Этого можно избежать, если внедрение ведется силами ИТ-персонала заказчика.

По мнению г-на Сергеева, система получилась “живая”. Корпорация разрабатывает ПО под требования фабрики — “свой” ИТ-персонал ее адаптирует, внедряет, настраивает. Есть возможность генератора необходимых отчетов. Фабрика получает от “ПАРУСа” все изменения системы в соответствии с переменами в российском законодательстве.

Руководство поверило в безошибочность работы системы не сразу. “Система уже активно работала, — вспоминает г-жа Степанова. — Однако поначалу мы не доверяли результатам отчетов ИТ-системы: еще долгое время пересчитывали все по старинке и ежемесячно делали сверки”. Но уже к октябрю 2001 года нагрузка на предприятие серьезно возросла. Нужно было или добавлять людей на ввод данных в “старую” систему (что было бессмысленно: руководство видело, что все данные совпадали), либо отказаться от прежней “подстраховки”. И с этого момента фабрика им. Крупской стала работать только с новой системой автоматизации.

На что способна система

Стоит отметить, что фабрика — это не только производственное предприятие. В структуру организации входят два юридических лица: производственное предприятие “Кондитерская фабрика имени Н. К. Крупской” и торговый дом “Петербургский шоколад”, реализующий готовую продукцию. Помимо подразделений торгового дома, находящихся на территории фабрики, имеется удаленный торгово-складской комплекс “Волковский” — основные складские помещения “Петербургского шоколада”. Автоматизировать совместную работу всех этих объектов — задача не из простых. Однако ее удалось реализовать.

На территории ТСК “Волковский” были размещены рабочие места экономиста отдела сбыта по работе с покупателями и операторов, оформляющих товарно-транспортные документы. Требовалось наличие общей информации в режиме реального времени — и по территории фабрики, и по удаленному торгово-складскому комплексу. Это было решено с помощью терминального доступа.

“Стандартные возможности “ПАРУСа” позволяют логически разделить общую базу данных на произвольное количество организаций, — рассказывает начальник договорного отдела фабрики Лариса Панютина. — При этом в нашем случае словари “Контрагенты”, где хранятся реквизиты покупателей, и “Номенклатор”, включающий список готовой продукции, существуют в единственном экземпляре и одинаково доступны для пользователей обеих организаций. А данные всех учетных разделов (договора, товарные документы, складские запасы) и оперативные отчеты имеют привязку к определенному юридическому лицу”.

Между фабрикой и торговым домом идет активный документооборот. “ПАРУС” дает возможность формирования на основании расходных документов одной организации приходных документов другой. То же самое происходит и с исходящими и входящими счетами-фактурами. Это позволяет избежать двойного ввода операторами одинаковых документов, отличающихся принадлежностью к юридическому лицу. При необходимости — можно получить консолидированные отчеты по обоим юридическим лицам.

“Система управления ПАРУС” позволяет контролировать взаимоотношения торгового дома с покупателем: как по каждому договору, так и в целом по данному контрагенту. Прежнее ПО не обеспечивало детализации по договорам, это осложняло анализ работы с покупателями, затрудняло расчет скидок, снижало оперативность реакции на невыполнение покупателем условий договора. Сейчас все товарные документы и поступающие платежи имеют четкую привязку к номеру договора. По каждому договору в режиме реального времени можно увидеть суммы отгруженной продукции и оказанных услуг. Это позволяет экономистам отдела сбыта при приеме заявки от покупателя контролировать выполнение условий договора.

Раньше данные по оплате продукции заносились экономистом отдела сбыта вручную после поступления из бухгалтерии обработанной выписки банка. Часто это происходило с задержкой в несколько дней, что искажало оперативные данные: деньги от покупателя могли поступить, а сотрудники отдела сбыта об этом еще не знали. Теперь происходит автоматический экспорт входящих платежных поручений из системы “Клиент-Банк”. А экономист, отвечающий за финансы, осуществляет разнесение поступивших денежных средств по договорам и конкретным товарным документам.

Готовая продукция фабрики отгружается по предварительным заявкам покупателей. При работе со старой системой экономисты отдела сбыта принимали заявки, не зная, доступен ли к продаже товар, и в каком количестве. Соответственно, и покупатель пребывал в неведении до самого последнего момента. Сейчас экономисты отдела сбыта вводят заявку в систему, которая показывает и позволяет резервировать только доступный к продаже и не включенный в другие заявки товар. Сформированный заказ в виде распоряжения на отгрузку отправляется по факсу покупателю в качестве подтверждения и передается кладовщикам, которые обязаны полностью скомплектовать заказ покупателя.

Один из важнейших вопросов для предприятия — соблюдение сроков годности произведенной продукции. Эти сроки существенно отличаются — от двух недель на некоторые сорта конфет до 12 месяцев на отдельные виды шоколада. Руководство фабрики “потребовало” от системы автоматизации возможности ведения партионного учета: если на складе имеется несколько партий одного товара, система позволяет автоматически подбирать на отгрузку потребителям те партии, срок годности которых истекает раньше остальных. До начала работы ИТ-подрядчика перед кладовщиками ставилась лишь задача подобрать партию, поэтому выбор осуществлялся по принципу “что ближе стоит”. Приводило это к тому, что на складах “случайно” обнаруживался товар с истекшим сроком годности.

Автоматизация позволила фабрике и торговому дому решить еще одну важную проблему — транспортную. “Наше предприятие не имеет собственного грузового транспорта, мы его арендуем для доставки продукции покупателям, — рассказывает г-жа Панютина. — Поэтому планирование ежедневной потребности в автотранспорте для нас играет огромную роль”.

По утверждению г-жи Панютиной, в “Системе управления ПАРУС” на основании распоряжений на отгрузку формируется заявка на использование автотранспорта на следующий день. В ней, помимо количества мест и веса отгружаемой продукции, фиксируется адрес разгрузки. Это позволяет сотрудникам транспортного отдела составлять оптимальные маршруты следования автотранспорта и заказывать необходимое количество машин. Кроме того, по каждой накладной автоматически рассчитывается стоимость транспортной доставки в зависимости от общего веса отгружаемой продукции. Все это позволило в 2002 году значительно снизить транспортные расходы.

Созданная ИТ-система фабрики обладает широкими возможностями по анализу деятельности предприятия. “Наличие генератора пользовательских отчетов позволяет нам получать информацию в требуемом виде, — рассказывает г-жа Панютина. — Например, сейчас программистами нашего ИТ-отдела разработано по заявкам подразделений и служб свыше 100 различных отчетов, которые мы используем в работе”.

Руководство предприятия уверено, что по мере накопления информации в базе данных фабрика сможет перейти на качественно новый уровень анализа имеющейся информации, сравнивать аналогичные периоды деятельности предприятия в разные годы: выявлять тенденции и закономерности, точно планировать свою деятельность и прогнозировать результаты.

Кому принадлежит шоколадное ноу-хау

Когда есть идея и есть люди, сумевшие приспособить ее к новым потребностям, — всегда возникает вопрос: а кому же принадлежит авторство и как предполагается продвигать это решение?

На этот счет участники альянса пока всерьез не спорят, утверждая, что вопрос не требует сиюминутного решения. По словам Александра Карпачева, “ПАРУСу” принадлежит только программный продукт. Все дополнительные отчеты, настройки в бизнес-процессы, сделанные ИТ-подразделением фабрики, — это ее заслуга. И фабрика, имеющая имидж наукоемкого предприятия, собирается делиться информацией со своими коллегами по отрасли. А “Парус”, в свою очередь, заинтересован в том, чтобы эти типовые настройки, отчетные формы и успешные бизнес-процессы были предложены к распространению.

Александр Сергеев, считает, что ИТ-сотрудники фабрики обязательно должны работать со своими коллегами в кондитерской отрасли, помогая им внедрять продукты “Корпорации ПАРУС”. Но о каких-то бизнес-планах речь пока не идет. “Если мы сможем это сделать — “ПАРУСу” будет выгодно спроектировать ту отраслевую систему, за которой вся “кондитерка” просто стоит в очереди”, — говорит г-н Сергеев.

Для “Корпорации ПАРУС” очень важна положительная узнаваемость продукта в отрасли. Г-н Карпачев отмечает, что узнаваемость ПО зачастую бывает и отрицательной. У компании есть печальный опыт “недовольства отрасли”: все знают, что там когда-то что-то не получилось. Такой “отраслевой негативизм” трудно преодолеть. “Этот проект для корпорации, скорее, имиджевый: у фабрики есть успех, она дает жизнь нашему продукту, — говорит г-н Карпачев. — Предприятие само справляется, не несет дополнительных расходов на консультантов. Оно доказывает, что наш продукт может быть достаточно гибко настроен на специфику фабрики”.

Дальнейшие планы распространения опыта петербургских “ИТ-кондитеров” только обсуждаются. По опыту “ПАРУСа”, ряд предприятий, реализовавших проект на основе его ПО, впоследствии самостоятельно предлагали на отраслевом рынке услуги в качестве коммерческих консультантов — а почему бы нет? Если есть хороший, наработанный опыт, то помогать его продвигать было бы разумно и своевременно. И в такой перспективе предприятие может быть вполне заинтересовано.

Нина Степанова: Фабрике везет на хороших специалистов

Генеральный директор ЗАО “Кондитерская фабрика им. Н. К. Крупской” Нина Степанова начала работать на этом предприятии в 1952 году ученицей ФЗУ. За 49 лет трудовой деятельности прошла путь от машиниста завертывающих машин до генерального директора Кондитерской фабрики имени Н. К. Крупской. Была избрана на эту должность в 1992 году. В 1995 г. Степановой Н. И. вручен единственный в России престижный Европейский международный приз кондитеров “Кенди Кеттл”. В 2001 году фабрика стала единственным предприятием пищевой промышленности в России, удостоенным приза “Лидер качества 2001 года”. По данным журнала “Карьера” за 2003 год Н. И. Степанова вошла в двадцатку самых влиятельных бизнес-леди России.

CNews. ru: ИТ-специалисты фабрики рассказывали о ряде технических проблем, связанных с внедрением “Системы управления ПАРУС”. А что было наиболее серьезным испытанием для директора фабрики?

Нина Степанова: Самая большая сложность была в преодолении морального климата на автоматизируемых участках производства. Человеческий фактор стал проблемой № 1. Любое новшество требует осознания: этот процесс был труднопреодолимым. Если сотрудник понял, что программа, на которой он работал, себя исчерпала и надо перейти на “ПАРУС” — все происходило нормально. И люди смогли оценить, насколько продуктивнее им работается. Сегодня те процессы, на которые раньше уходило несколько дней, мы осуществляем за какие-то считанные часы.

CNews. ru: И все же — как вы справлялись с ярыми консерваторами? Со сколькими сотрудниками пришлось расстаться, перевести на другую работу?

Нина Степанова: Таких случаев было немного — два или три. Если человек дорожит своей работой — он перестроится. Поначалу многим не нравилось переучиваться, но сейчас они говорят нам спасибо.

CNews. ru: Кто был инициатором принятия решения о покупке “ПАРУСа”?

Нина Степанова: Вопрос, что называется, на засыпку… В один “прекрасный” день четверо наших программистов одновременно написали заявления об уходе. Видимо, я потребовала от них слишком многого: ускорить развитие разработки программ, поскольку существовавшая системанаходилась в застое. Они решили уйти, тем более — зарплата у нас невелика. Я стала искать новых сотрудников.

И тут мне просто дали совет — поискать грамотных разработчиков в “Корпорации ПАРУС”. Что интересно — посоветовал знакомый, работающий в железнодорожном “варианте” “ПАРУСа”. Мы встретились со специалистом, поговорили и решили попробовать. Он привел к нам сотрудников, двое из которых остались работать на фабрике. И мы, правда, не сразу, начали примерять систему на себя.

CNews. ru: Получается, что выбора системы, о котором рассказывали ваши ИТ-сотрудники, фактически не было?

Нина Степанова: Это совершенно не так! У “истоков” автоматизации стоял Сергей Буховенко. Когда он стал нашим штатным сотрудником, я попросила его найти для нас оптимальную систему. “На “ПАРУС” не оглядывайся, — сказала я ему, — ты теперь наш сотрудник: вот и отыщи то, что нужно нам”. И он старательно выбирал: изучал различные варианты систем, рассказывал мне обо всех их плюсах и минусах. Я всегда считала, что наши русские программисты — ближе к реальной жизни, больше адаптированы к нашему рынку. И мы склонились к “ПАРУСу”, в том числе, и с этих позиций. К моей великой радости, да и по мнению большинства наших сотрудников, нужный вариант мы “проинтуировали” правильно.

CNews. ru: Одним из важных вопросов для руководителей российских предприятий остается сохранность готовой продукции. Как на вашей фабрике обстоит дело с воровством? Чем помогла в этом система автоматизации?

Нина Степанова: В советские времена обеспечение фабрики велось по остаточному принципу, зарплата у сотрудников была мизерной. Люди жили тяжело и порой позволяли себе взять то, что “плохо лежит”. Человек остается человеком: денег не хватает, коллектив преимущественно женский, много матерей-одиночек. Стыдно рассказывать — где только работницы ни выносили сладости…Когда мы стали акционерным обществом, люди стали держаться за свое рабочее место, а мы приняли решение о повышении оплаты труда. Была проведена работа — и воровство пошло на убыль. Например, раньше грузчики воровали у нас с автотранспорта мешки с сырьем — мы установили автомобильные весы, через которые ведется его завоз. Кладовщик принимает сугубо чистый вес сырья. В дальнейшем важную роль сыграла и автоматизация. “Система управления ПАРУС” позволяет нам учитывать как конечный результат, так и промежуточный. Когда мы везде стали устанавливать контрольно-измерительные приборы — воровство прекратилось, не липнет сладкое к рукам. Мне давно уже охрана не предъявляет актов задержек сотрудников — таких случаев нет. Разумеется, мы регулярно выдаем всем нашим работникам наборы кондитерских изделий (весовые конфеты, коробки, шоколад). Чтобы они могли отметить праздники не “конфеткой из бюстгальтера”, а получив достойный подарок в фабричном магазине.

CNews. ru: Какие модули “ПАРУСа” вам как директору чаще приходится использовать? Изменился ли с появлением автоматизированной системы ваш стиль управления?

Нина Степанова: Чаще всего я захожу в маркетинговый модуль, модуль отдела продаж. Если говорить о стиле управления — случается по-разному. Использую и компьютер, и телефон, и живое общение. Например, увидев показатели отчетов, вызываю специалиста из отдела маркетинга и спрашиваю, почему сегодня какое-то направление в провале? Вместе определяем сроки, смотрим, как улучшается работа.