Корпорация ПАРУС

Электрический полуостров

Наталья МАНДРИЧЕНКО, Версты, Июль 2003 г.

АЭС, которой было отпущено только 30 лет, доказала своё право на жизнь.

Вырваться из круга — кого не тянет? Два часа самолетом, и ты за кругом — за Полярным, на Кольском полуострове. И пока едешь из аэропорта, убеждаешься, что здесь действительно «за»... пределами обычного. Деревья — будто старшая группа детского сада на прогулке — такого они роста. Стайки полупрозрачных березок прошиты темными иглами елей, вонзенными в низкое серое небо. Покатые горы будто немного придавлены этим небом. Лето в разгаре — целых плюс 6, и ветерок не из ласковых — Белое море это вам не Черное. А уж времена суток тут и вовсе что хотят, то и делают. День не собирается сменяться своей противоположностью. Солнце, сбившись с графика, забывает зайти. Или лень ему. Так и висит сверхурочно всю дневную ночь (или ночной день) над горизонтом.

И вот цель путешествия — названная именем полуострова Кольская АЭС. Появление ее в начале 70-х имело неоценимое значение для региона, богатого всевозможными рудами, но обделенного топливными ресурсами. Доставка на Север угля и нефти «на колесах» было непозволительной роскошью. В годы строительства АЭС данных по износу оборудования атомных станций попросту еще не существовало, так что «срок» ей был дан скорее условно — 30 лет. И вот он истек в этом году. Однако закрывать Кольскую никто не собирается. Несмотря на то что всего три года назад первая в мире заполярная АЭС была на грани... Зарплата не выплачивалась, выработка сошла на нет, ожидали самого худшего.

Резкий перелом произошел в 2000 году, когда Минатом смог наконец договориться с РАО «ЕЭС» и подписать соглашение, позволяющее строить взаимоотношения на новой разумной основе. С того момента, как все долги по зарплате были выплачены, пошел отсчет «новейшего» периода истории станции, который вместил такие свершения, что из «почти банкрота» АЭС превратилась в предприятие, дающее бюджету города Полярные Зори до 80% поступлений. Одна станция вырабатывает 60% электроэнергии всего региона, при том, что есть еще 17 ГЭС. Надежная и безаварийная работа все эти годы, не раз признаваемая «Лучшей» среди всех остальных станций в России, серьезная реконструкция первого блока станции, повышающая его безопасность, привели к победе: жизнь Кольской АЭС разрешено продлить еще на 15 лет. Можно смело сказать, что это победа всей системы атомной энергетики страны в целом, поскольку основная тенденция ее развития заключается не столько в строительстве новых АЭС, сколько в продлении срока службы существующих.

Международное сотрудничество, присущее атомной энергетике, не обошло и Кольскую АЭС. Из 194 млн долларов, израсходованных станцией на повышение безопасности, 33 млн внесли европейские страны, США. Вероятностный анализ достигнутого уровня безопасности показал, что тяжелая авария на модернизированном реакторе может случиться не чаще, чем раз в 30 тысяч лет.

...Палец на красной кнопке. «Да не бойтесь, жмите!» Жму. Блочный щит управления атомной станцией сходит с ума: ревут сирены, бешено мигают десятки лампочек в разных концах стенда. Нет, это не терроризм. Все эти кнопки, сирены и лампочки — имитация. Полномасштабный тренажер, способный в режиме реального времени воспроизводить любые отклонения, все мыслимые аварийные ситуации. «Единственный такого рода тренажер, — по словам директора Кольской АЭС Юрия Коломцева, — оснащённый уникальными компьютерами Challenger, которые мы ухитрились привезти из Соединённых Штатов в обход их Конгресса».

На рутину здесь никто не жалуется: ни дня без учебы. Сейчас вот компьютерный всеобуч, вызванный внедрением автоматизированной системы управления хозяйственной деятельностью.

Ну и сердце атома... В юбилейные дни журналистов допускали и к нему. Облаченная в белые халаты и чепчики, жутковатые бахилы и перчатки, притихшая группа напоминала студентов-медиков, впервые допущенных на вскрытие. Зачем-то нам выдали и дозиметры — без специальной подготовки никаких показаний от них всё равно не добиться.

Дом реактора — просторный цех, поблескивающий нержавеющей сталью пол — только такой годится для дезактивации щавелевой кислотой. Чище, чем в какой-нибудь больнице. «Сердце» с виду — металлический купол диаметром метра три. Под ним-то всё и происходит... И купол всё это надежно прикрывает и защищает. Разрушить его может разве что прямое попадание бомбы или ракетного снаряда. Но всё равно долго быть рядом... неуютно как-то. Не зря смельчаки, что «не устрашась бывши в чреве ея и лицезрев обустройство оной», получили от руководства памятные грамоты об этом событии.

Понятие «безопасности» в наши дни теряет смысл без экологической защищенности. «Зеленым» здесь явно разгуляться негде. Кольская АЭС одной из первых подписала Общественный договор «О сохранении живой природы России», обязавшись беречь живую природу не только в окрестностях АЭС, но и в Лапландском (да, есть такой) заповеднике неподалеку. Результаты многолетнего радиационного и химического контроля говорят о том, что деятельность станции не представляет опасности для проживания населения и экологии региона. Ухоженностью и обилием зелени территория АЭС больше напоминает санаторий. Место расположения — берег красивейшего озера Имандра, богатого рыбой. И уж законченного скептика добьет вид молодняка осетров и форели, выращиваемых в теплых водах отводящего канала станции. Овощами из парников можно, кажется, накормить небольшой город — хоть и Полярные Зори, построенный как раз для работников станции. Общее их число — 3100 человек, одновременно в одну смену выходит 585 человек. Текучка — слово непопулярное на станции. Персонал привязан к своей АЭС, как к родной. И она платит ему тем же — без задержек и вполне достойно. Правда, выведать конкретные размеры оплаты оказалось непросто. «Я, например, могу позволить себе поехать всей семьей — с женой и двумя детьми — отдыхать за границу», сказал один из работников службы контроля. «Ну больше или меньше 20 тысяч?» «Примерно в этих пределах». Гораздо охотнее говорят об отпусках — 52, 66 дней, а у «чернобыльцев», которых немало, — все 90! О системе медицинского страхования, которая позволяет в случае надобности подлечиться и в Москве бесплатно. Дополнительные пенсии АЭС к государственным. Бесплатные путевки в санатории, даже бесплатные квартиры! Но ведь опасно! «Когда знаешь, что к чему и как надо себя вести, никакой опасности нет».

Свет Кольской необходим, поскольку на смену полярному дню приходит обычно полярная ночь. Так что долго будет стоять «сия АЭС, дающая свет рукотворный не токмо губернии Мурманской, но и за пределы ея».